Сайт для всех, кто любит родную землю. При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Деревеньку» обязательна.

СоставЗаседанияДокументы

ЛетописьФермерыДворянеКалендарьСловарь

В 1986 году Елена Скрынник закончила Челябинский медицинский институт по специализации «Кардиология». Через пять лет закончила Академию народного хозяйства при Правительстве РФ по специальности «Управленческие кадры». Стажировалась во Франции и Германии по специальности «Лизинговые технологии». Имеет ученый степени кандидата медицинских наук и доктора экономических наук. В декабре 2001 года Елена Борисовна заняла пост генерального директора ОАО «Росагролизинг». В 2005 году Скрынник вступила в партию «Единая Россия», а через три года, в ноябре 2008 года была избрана в состав Высшего совета партии. 12 марта 2009 года президент России Медведев назначил Скрынник на должность главы Минсельхоза, что вызвало неоднозначные комментарии экспертов. Скрынник дважды была замужем, имеет двух детей-двойняшек – сына и дочь. Первым супругом Елены был Сергей Скрынник, который упоминался в 2010 году в СМИ как начальник отдела госзакупок Главного управления материальных ресурсов Челябинской области, подозреваемый в получении взяток от коммерческих организаций. Известно, что с Сергеем у Елены Скрынник была общая дочь, но, к сожалению, она погибла в автокатастрофе, однако имя ее нигде не называлось. Вторым супругом Скрынник стал в 2004 году владелец и основатель Великокняжеского конного завода Юрий Кукота. Спустя два года они расстались. От Юрия Елена родила двойняшек.

Личное мнение

Здесь размещены мои авторские статьи о беспределе в отечественном сельском хозяйстве, разворовывании земли сельскохозяйственного назначения, чиновничьих взятках, ущемлении прав сельчан, превращении усадебных комплексов в потешные заведения и многом другом. Выводы делайте сами.

 

 

О сельском хозяйстве

 

ИГОРЬ НЕЧАЕВ - главный редактор "Деревеньки"

 

Как вы думаете, почему бывший министр сельского хозяйства России Елена Скрынник никогда на официальных выступлениях, пресс-конференциях не говорила о проблемах этой важнейшей, жизненноважной отрасли? В ее докладах были лишь высокие показатели по молоку, мясу, зерну, овощам. А потому что эта отрасль практически умерла. Вся продовольственная безопасность страны базируется на импорте. 20 лет реформ привели к краху отечественного сельского хозяйства. Россия производит лишь 4% от мирового объема аграрной продукции, меньше, чем Германия, где пашни меньше, чем в России, в 47 раз. До начала реализации главных принципов реформы, в 1990 году, в РСФСР в колхозах и совхозах работало 9,6 млн человек. Всего в сельской местности жило 38,8 млн человек. По данным поисково-мониторинговой системы Фонда социального страхования РФ, где отчитываются около 100% всех сельхозпроизводителей, на 1 июля 2010 года в сельском хозяйстве было занято 1,23 млн человек со средней зарплатой чуть более 8 тысяч рублей, что на 60 тысяч человек меньше, чем на эту дату 2009 года и в 8 раз меньше по сравнению с 1990 годом. Это весьма печально.

 

Бывший министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник, а ныне фигурант уголовного дела о борьбе с эпидемией африканской чумы: «Главное – ограничить свободное перемещение свиней. Ни в одной цивилизованной стране вы не увидите, чтобы свинья

бесконтрольно перемещалась по деревне. В этом случае возникает

риск передачи вируса от диких кабанов».

 

Зерно
Какие козыри остались у министра Скрынник? Их немного. Один из них – производство зерна. В СССР  для достижения наивысших показателей по производству зерна распахивались и мелиорировались совершенно непригодные для этого земли. Сегодня Россия производит зерна на 20 миллионов тонн меньше в среднем за год, чем производилось в СССР. Если сравнить пятилетку 1986-1990 гг., в Советском Союзе было произведено 521,3 миллионов тонн зерна, то в нынешней России за пятилетку 2006-2010 гг. было произведено чуть более 400 миллионов тонн. В СССР зерновая группа составляла около 45% посевных площадей, из которых под зерновые культуры отводилось  45%, под кормовые — 35%, технические — 15%, чистые пары — 5%. Сегодня зерновая группа в России составляет более 60% в структуре посевных площадей. Бывают благодатные годы с благоприятными погодными условиями и высокой урожайностью, как, например, 2008-2009 гг. Но в целом Россия производит зерна значительно меньше с больших посевных площадей, чем производилось раньше. Зерна производим меньше, а девать его некуда и никому оно не нужно. Почему? Давайте посчитаем.  Для населения на питание в среднем на год требуется 200 килограммов на человека. Для 142 миллионов человек, проживающих в России, требуется в год около 30 миллионов тонн зерна, 10 миллионов тонн зерна – страховой фонд, 10 миллионов тонн зерна – семенной фонд. Вот и вся потребность для обеспечения питания населения – 50 миллионов тонн на год. Основной потребитель зерна – животноводческая отрасль. А что с ней стало? А ее практически нет. Основными производителями зерна, молока и мяса были Воронежская, Тамбовская, Самарская, Саратовская области. По сравнению с 1990 годом поголовье крупного рогатого скота в этих областях сократилось в 5 раз, а свиней – в 3-4 раз. Зерно эти области ещё как-то производят, а кормить некого. Сельчане каждый год берут под будущий урожай кредиты, семена, гербициды, удобрения. Подходит время отдавать долги, а отдавать нечем. Несмотря на урожайные годы, сельскохозяйственные предприятия находятся в очень сложном финансовом положении, а засушливый 2010 год ещё больше усугубил положение сельскохозяйственных предприятий и фермерских хозяйств. Проводимая государством интервенция на зерновом рынке не дала никакого положительного результата. Во-первых, государством были закуплены небольшие объёмы зерна и поэтому монополисты-хлебозаготовители не подняли цену на зерно. Во-вторых, государство, закупив зерно у сельхозпроизводителей, оставило его на хранение у тех же самых монополистов-хлебозаготовителей и стало платить огромные суммы за хранение зерна.

 

Животноводство
В еще худшем положении находится животноводство. Продолжается сокращение поголовья скота и в хозяйствах, и у населения на подворьях: в отдельных регионах сократилось поголовье крупного рогатого скота в 5-6 раз, свиней в 4-5 раз, и сокращение продолжается. При этом власти уже не первый год продолжают заявлять о поддержке производства молока и мяса. Поголовье крупного рогатого скота упало за годы реформ почти в три раза – с 60,5 миллионов голов в 1990 году до 22 миллионов голов в 2009 году, без войны и стихийных бедствий. В России сейчас крупного рогатого скота существенно меньше, чем в 1916 году. Перекупщики, связанные с переработчиками и торговыми сетями, сдвинули закупочные цены на говядину и молоко на критически низкий уровень. При таких ценах производство и молока, и мяса стало убыточным. Хозяйства, чтобы как-то выжить, вынуждены начинать массовый забой молочного стада, сбывая мясо за бесценок. Под нож зачастую идут даже элитные селекционные породы. Белгородская область – одна из цитаделей молочного животноводства в России, куда возят всех показывать достижения в молочном животноводстве и рассказывать об успехах местных фермеров. Здесь только в 2009 году поголовье крупного рогатого скота сократилось на 12%. Если в январе 2009 года в Белгородской области за молоко платили по 8 рублей за 1 литр, то в мае по 6,5 рублей, а в сентябре довели этот показатель до 6,35 рублей. В современной России большие проблемы существуют в племенной отрасли. Например, руководство ООО «Дубна Плюс»(Подмосковье) закупает элитный молодняк или в Венгрии или в Голландии. Там и качественнее и дешевле продают скот.

 

Свиноводство
По мнению фермера из Дмитровского района Виктора Савельева, свиноводство как бизнес остаётся низкорентабельным, и эта низкорентабельность усугубляется, что ведёт к тенденции растущего забоя свиней в средних и малых свиноводческих хозяйствах в России. Несколько лет назад у фермера поголовье свиней составляло 800 голов. Сегодня при растущих ценах на энергоносители, комбикорм он сократил поголовье до 300 голов. Резко сократилось количество свиней и у населения. Если раньше отсутствие сбыта продукции считали основной причиной, сегодня на селе появилось много других причин, которые заставили население избавиться от коров и свиней. Это отсутствие ветеринарной службы на селе, кормовой базы для животных. Крестьяне даже не имеют возможности взять солому на подстилку. Современные комбайны сразу измельчают солому и рассеивают по полю для запахивания. Чтобы заготовить корма для животных, надо брать мешок, серп и идти косить по оврагам. И это в XXI веке. Купил зерно на корм скоту – негде размолоть. Нет возможности купить молодняк свиней, корова стоит 50-60 тысяч рублей, таких денег у жителей села нет. Очень дорогой комбикорм – 15 рублей за килограмм.

 

 

Дотации
Во всем мире сельское хозяйство, практически все его направления – убыточно. При условии, если его не поддерживать, подпитывать. Эта подпитка называется государственными дотациями. Что в России? В 2009 году на поддержку сельхозпроизводителей государством было направлено 43 миллиарда рублей (менее 1% от бюджетных расходов) или 300 рублей (10 долларов) на 1 гектар пашни. В России 126 миллионов гектаров пашни. А страны ЕЭС на поддержку сельского хозяйства выделили в среднем по 300 долларов на 1 гектар пашни, Япония – 480 долларов, США – 330 долларов, Канада – 200 долларов. Страны Европейского Союза планируют к 2015 году довести компенсации более 50% от рыночных цен на сельскохозяйственную продукцию. Вместо цивилизованного рынка с чёткой инфраструктурой Россия получила рынок с теневой криминальной экономикой, где правят монополисты, перекупщики, криминальные структуры. Государство в лице правительства пытается договориться с нефтяниками, банкирами, переработчиками сельскохозяйственной продукции, энергетиками. Нефтяные компании по личной просьбе Путина снижают цену на ГСМ для сельхозпроизводителей на 10% для нужд посевной, тут же повышают цену на ГСМ для всех остальных потребителей. Зато весь год потом ходят и бьют кулаком в грудь, что они помогли и правительству и селу. Но при этом стоимость ГСМ в России в 2 раза дороже, чем в США, в 1,5 раза дороже, чем в странах ЕЭС. Особенно переусердствовали в помощи сельским труженикам наши банки. Кредит сегодня для сельхозпроизводителей практически недоступен. Во-первых, дорогой – ставка по кредиту со всеми накрутками банка более 20%; во-вторых, многие банки требуют залог по кредиту, в 2,5 раза превышающий размер кредита. В 2009 году кредитный портфель банков в России сократился на 44,6%, но когда банки в первом квартале 2010 года опубликовали данные бухгалтерского баланса по итогам 2009 года, то у большинства крупных банков доходы выросли в 1,5-2 раза. Зачем большой кредитный портфель, если банкам можно и на маленьком зарабатывать большие деньги. Министр финансов и банкиры постоянно докладывают президенту о снижении Центробанком ставки рефинансирования – до 7%. Но почему-то ставка по кредитам осталась на прежнем уровне – более 20%. Банкиры хитрят: берут дешёвые кредиты у Центробанка по ставке рефинансирования и дешёвые вклады у населения, а затем продают дорогие кредиты и бизнесу, и населению. Россия тратит на закупку мясных, молочных и других продуктов питания около 40 миллиардов долларов. Разве монополисты откажутся от таких денег в пользу сельхозпроизводителей? Если хотя бы половину этих средств направить в сельское хозяйство, то и сельское хозяйство, и село успешно развивались бы.

 

Переработчики
А как ведут себя переработчики продукции растениеводства и животноводства с сельхозпроизводителями? Все предприятия переработки сельхозпродукции в России принадлежат одному или двум холдингам (причем с иностранным капиталом), будь то элеваторы, сахарные заводы или молочные комбинаты. Ни о какой конкуренции не может быть и речи. Один монополист на десятки регионов диктует кабальные условия. У представителей собственника всегда один ответ: не хочешь на таких условиях – не продавай. Сколько я писал о молочных холдингах, которые диктуют нашим агрофирмам свою закупочную цену на молоко. Только-только вставшее на ноги ООО «Дубна Плюс», расположенное в поселке Ольявидово Дмитровского района Московской области вынуждено отдавать свое молоко с жирностью 4% по кабальной цене в 12 рублей за литр при себестоимости 20 рублей. С такими условиями это предприятие никогда не выйдет на рентабельность. Диспаритет цен в ходе реформы достиг огромных масштабов, и этот разрыв продолжает увеличиваться с каждым годом. Многие из оставшихся мясокомбинатов в своих технологиях не имеют бойни, а закупают для нужд производства импортное замороженное мясо, пролежавшее на складах по 5-10 лет. Вот из этого мяса и производятся российские мясные продукты, при этом для этих целей используется ещё огромное количество добавок в виде сои, крахмала, гороха, растительных жиров, красителей и т.д.

 

Сельхозтехника
Сельхозпроизводители не могут приобрести недостающую сельскохозяйственную технику, а недостаёт селу около 500 тысяч тракторов, 150 тысяч зерноуборочных комбайнов и много другой техники. В среднем за год в хозяйства поступает около 17 тысяч тракторов и 8 тысяч комбайнов. При таких темпах машинно-тракторный парк сможет обновиться только через 40 лет. Фермеры не имеют средств на приобретение техники, а покупка в лизинг им обходится в 1,5-2 раза дороже. В результате такой политики сельскохозяйственное машиностроение как отрасль в России прекратило своё существование. В современной России не построено ни одного завода по выпуску колесных и гусеничных тракторов. В 1990 году в РСФСР было произведено 214 тыс. тракторов, в 2004 году в России произведено 8 тыс. тракторов. От всей отечественной тракторной отрасли осталось всего несколько крупных предприятий: Волгоградский тракторный завод – крупнейший производитель гусеничных тракторов в России – одно из немногих предприятий, способных производить продукцию, конкурентоспособную на рынке машинно-тракторной техники. Предприятие поставляет тракторы в страны СНГ: на Украину, в Узбекистан, Казахстан. Стоимость тракторов колеблется от 15 до 22 тыс. долларов. Липецкий тракторный завод в начале 2002 года объявил себя банкротом. По решению суда на заводе было введено конкурсное производство. После договоренности с кредиторами завод был реорганизован в ОАО «Липецкий тракторный завод», партнерами которого стали Новолипецкий металлургический комбинат и государственная компания Росдорлизинг. Сегодня предприятие производит сельскохозяйственные тракторы ЛТЗ-55, ЛТЗ-60, ЛТЗ-155. Стоимость тракторов колеблется от 5 до 21 тыс. долларов. Перспективы дальнейшего развития завода остаются туманными. На Петербургском тракторном заводе (дочерняя компания ОАО «Кировский завод») ситуация несколько лучше, чем у конкурентов. Его реструктуризация началась в середине 90-х годов. Завод был разукрупнен, и самые рентабельные подразделения приступили к серийному производству современного трактора К-744/734, ориентированного на дальнее зарубежье, в частности на немецкий рынок. В новых моделях используются импортные запчасти. Завод уже заключил контракт на поставку деталей к своим тракторам с компанией «Bosch». Стоимость новых тракторов от 70 до 100 тыс. долларов. Эта цена пока высока для российских покупателей, но в два раза ниже цены на иностранные тракторы аналогичного типа. Челябинский тракторный завод производит бульдозеры, тяжелые тракторы и бронетанковую технику. Основные модели: Т-10 стоимостью 40 тыс. долларов и ДЭТ-25, ДЭТ-35 – более 100 тыс. долларов. Владимирский тракторный завод, находящийся в составе Владимирского моторо-тракторного завода, в основном выпускает машины для коммунального хозяйства.  Основные модели тракторов: Т-30, T-45, ВТЗ-032, стоимость которых в зависимости от комплектации составляет 4-5 тыс. долларов. Завод имеет реальные шансы укрепить свое положение на рынке. Его дешевая продукция может быть востребована индивидуальными частными хозяйствами и коммунальными службами. Эти тракторы хорошо подходят для уборки урожая. Алтайский тракторный завод выпускает гусеничные тракторы для сельского хозяйства, лесопромышленного комплекса и строительно-дорожных предприятий России. Модельный ряд завода представлен в основном тяжелыми тракторами. Основные модели – Т-402 (стоимость 15 тыс. долларов) и Т-404 (29 тыс. долларов). Сегодня ОАО «Алтайский трактор» – убыточное предприятие, постепенно сокращающее производство. Онежский тракторный завод – специализированное предприятие по разработке и производству тракторов для заготовки леса. За 90-е годы объемы производства и продажи тракторов резко снизились. Объективная потребность лесозаготовительных предприятий в трелевочных тракторах марки «Онежец» составляет всего 3-5 тыс. шт. в год, а перераспределение выпущенной ранее техники позволило многим лесозаготовительным предприятиям на несколько лет вообще отказаться от закупки новых машин.

 

 

Зарубежный опыт
А что у наших импортеров? В Германии, например, в 80-е годы наблюдалось перепроизводство овощей и молока. Как поступило государство? Сельхозпроизводителям за каждый гектар, не засеянный овощами к уровню прошлого года, государство выплачивало 890 марок, а за каждую тонну не произведённого молока около 5 тысяч марок, зато стимулировало дотациями и льготными кредитами рост производства сахарной свеклы и мяса. С помощью таких механизмов развитые страны удерживают колебания закупочных и розничных цен в пределах 2-3% в год. В России тоже можно было бы стимулировать со стороны государства увеличение посевов масличных культур, кукурузы на зерно, есть мощности для переработки этих культур и рынок сбыта. Ан нет. Получили сельчане высокий урожай, цены на продукцию сразу в 2-3 раза вниз упали, нет урожая – цены в 3 раза выросли. И такое положение не только с зерном, но и с овощами. Российские сельхозпоизводители вынуждены в бухгалтерских отчётах показывать не все затраты на производство и реализацию продукции, скрывая полученные убытки, чтобы получить кредиты, так как убыточным хозяйствам банки отказывают в кредитах. В Швеции большинство хозяйств – семейные. Они выращивают овощи без удобрений, скот – без химических кормов. За это получают от государства дотации. А полученную экологически чистую продукцию продают дороже обычной. В Дании, чтобы стать фермером, нужно получить специальное образование. По местному закону датская семья определена как основа сельского хозяйства, и все госорганы обязаны ей помогать. Фермер получает все, начиная от дорог, электросетей, консультаций до  средств на закупку стада и семян. Во Франции в кризис сельхозпроизводители получили от государства такую же помощь, как и банки – им помогли погасить проблемные кредиты. 

 

Законы
Несколько лет назад в России был принят Федеральный закон № 88-ФЗ «Технический регламент на молоко и молочную продукцию». Он вступил в силу с 1 января 2009 года, но нигде и никак не исполняется – ни переработчиками, ни торговыми организациями. Ответ Роспотребнадзора о причинах неисполнения закона: «Переработчики до вступления закона в силу наделали много упаковочных ёмкостей, как закончится эта тара, закон будет исполняться». А если бы этот закон работал, ситуация на молочном рынке в корне изменилась, и сельхозпроизводители не имели бы проблем со сбытом молока. Сегодня в России большинство молокозаводов не имеет технологических линий по переработке цельного молока, а если и имеет, то на небольшой объём, а закупают в Беларуси, Германии, Голландии сухое молоко и коровье масло. Сухое молоко разводят нашей водой и получают российское молоко, а коровье масло наполняют на 50-60% и более пальмовым маслом, сухим молоком, пищевыми красителями и то же получает наше масло. Производят плавленые сыры, которые на 90% состоят из пальмового масла, сои, крахмала, вкусовых добавок и красителей. Пальмовое масло по своим физическим свойствам мало чем отличается от солидола, в жару не плавится, в мороз не замерзает. Можно хранить и в сорокаградусную жару, и в сорокаградусный мороз под открытым небом. Вот такой суррогат, ничего не имеющий общего с молочной продукцией, молокозаводы отправляют в торговые точки как молоко, сливочное масло, сыр. А если бы работал Федеральный закон № 88-ФЗ, то эта продукция находилась бы не в молочном отделе торгового предприятия, а где-то рядом с мылом и стиральным порошком, и имела бы цену значительно ниже. В молочном отделе продавалась бы настоящая молочная продукция, которой сегодня в торговле нет. В то же время тот мизер молока, который производится в России, не имеет рынков сбыта. Вот почему ООО «Дубна Плюс» решило построить собственный перерабатывающий комплекс и сдавать туда свое молоко.

 

 

Импорт
Фрукты, овощи из Азербайджана, как только пересекают российскую границу, становятся в 8 раз дороже цены закупки, из Казахстана – в 6 раз, из Узбекистана – в 4 раза, из Испании – в 10 раз дороже! Перекупщики, торговая мафия, связанная с переработчиками, чиновники, депутаты, выражающие интересы этих структур, привыкшие получать огромные прибыли, где рентабельность достигает 300-500%, а то и 1000%, - разве они допустят на рынок наших фермеров с их дешёвой продукцией. Для того, чтобы не пустить российского сельхозпроизводителя на рынок со своей продукцией, придуманы всевозможные барьеры в виде огромных вступительных взносов, бонусов, поощрительных выплат. В России существует сговор между переработчиками, торговлей, крупными импортёрами товаров и продуктов, что позволяет им удерживать высокие цены на товары и продукты. Если кто бывал в Европе или США, то наверняка обратил внимание на то, что цены на многие товары и продукты того же качества в этих странах от двух до десяти раз ниже, чем в России. В России допустимо купить 1 килограмм колбасы за 100 рублей и перепродать его за 1000 рублей, заплатив с этой суммы 20% налог на прибыль, а оставшиеся 800 рублей положить себе в карман. В 2007 году цена на продовольственную пшеницу достигла 10 рублей за 1 килограмм, в итоге резко выросла цена на хлеб. Власти объясняли этот рост цен дорогой пшеницей, из которой выпекается хлеб. В 2008-2009 годах цена на пшеницу упала до 3 рублей за 1 килограмм, а цена на хлеб не снизилась, а продолжала расти. Сегодня в России стоимость зерна в хлебе составляет 1/12 или менее 9% от стоимости хлеба. Во Франции, например, стоимость хлеба в розничной торговле превышает закупочные цены на зерно всего лишь на 40-50%. Во всех экономически развитых странах приняты законы, ограничивающие доходы по уровню рентабельности продаж товаров, работ, услуг. Так, например, в США этот показатель равен 35%, в Германии – 30%, в Японии – 20%, всё, что выше, изымается государством в бюджет в виде налогов. И товаропроизводителям, и продавцам в этом случае нет смысла завышать цену на товары, работы и услуги. В этих условиях, чтобы получать больше прибыли, остаётся только один путь – увеличение объёма производства и снижение издержек производства. В России пока такой закон не принят, принятие его блокируют депутаты и чиновники, объяснение, как правило, всегда одно – пока ещё не время. Принятие в России закона об ограничении доходов по уровню рентабельности позволило бы поставить практически в равные условия и крупных монополистов, и средний, и малый бизнес, снизились бы цены на импортные товары и продукты в разы. Даже у таможенников было бы меньше проблем, не будет смысла занижать импортёрам стоимость товаров и продуктов. Сегодня в России доля расходов на питание в структуре потребительских расходов по регионам достигает 50%, для развитых стран он составляет порядка 15%. Принятие этого закона позволит снизить долю расходов на питание до 25-30%, население могло бы высвободившиеся средства инвестировать в товары длительного пользования. Также вырос бы уровень потребления населением России базовых продуктов питания (за годы реформ он упал от 30% до 60%, кроме хлеба и картофеля), что незамедлительно привело бы к оживлению экономики.

 

Что делать? 

Довести государственную поддержку агропромышленному комплексу до 10% расходной части бюджета. Здесь могут использоваться самые различные рыночные механизмы.


Ввести рыночные механизмы планирования производства сельскохозяйственной продукции, как это делается в развитых странах. Сегодня планированием не занимаются ни Минэкономразвития, ни Минсельхоз, сельхоз товаропроизводитель предоставлен сам себе, засевает площади на свой страх и риск. Для России сегодня урожай создаёт больше проблем, чем неурожай.


Принять закон о страховании в сельском хозяйстве и создать страховой фонд на условиях, которые я предлагал выше, можно рассмотреть и другие варианты создания фонда.


Незамедлительно обеспечить исполнение Федерального закона от 12.06.2008 года № 88-ФЗ «Технический регламент на молоко и молочные продукты».


Принять закон, ограничивающий доходы фирм по уровню рентабельности продаж товаров, работ, услуг до 40%.


Обеспечить государственную поддержку своему сельскому хозяйству, с помощью государственного протекционизма, таможенных барьеров, как это делают США, страны Евросоюза, перекладывая, таким образом, финансирование этой поддержки и на всех потребителей.


ВЫЙТИ ИЗ ВСЕМИРНОЙ ТОРГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ и заняться, наконец, собственными проблемами, внутренним рынком.

 

Комментарии ()

Родственные темы: "Коровий "Освенцим"