Сайт для всех, кто любит родную землю. При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Деревеньку» обязательна.

"Там, где клен шумит..."

Покровский храм села Новокарцево

 

Одной из самых богатых и плодородных земель в Дмитровском уезде считалась Обольяновская волость. Не зря эти места присмотрели известные дворянские фамилии Олсуфьевых, Подъячевых, Голицыных. Здесь строились роскошные усадьбы, златоглавые церкви, фабрики и мельницы, трактиры и церковно-приходские школы. С 1631 года в селе Новокарцево (его еще называли Новое, Бережки, Новлянское), принадлежавшем Богдану Никитичу Дубровскому, существовала деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Строительство одноименной каменной церкви было начато новым владельцем села Петром Андреевичем Толстым в начале XVII века, но вскоре прервалось в связи с указом Петра I «о запрещении каменного строительства вне Петербурга». Однако по ходатайству заказчика в 1717 году храм достроили. В храме был устроен придел в честь Рождества Христова. В первой половине XIX века к церкви пристроили каменную колокольню. После смерти священника в 1918 году храм был закрыт. В начале 1920-х годов церковное имущество экспроприировали. Помещение храма использовалось сначала как клуб, а затем было отдано колхозу под склад минеральных удобрений. В 1998 году официально зарегистрировали православную общину храма, начались восстановительные работы. В 2002 году Покровская церковь была передана в качестве подворья Спасо-Влахернскому монастырю поселка Деденево. На подворье постоянно проживают несколько сестер-трудниц, которые усердно занимаются сельскохозяйственными работами. В подворье имеется огород, небольшой сад, так что овощами монахини запасаются впрок на целый год. Гордость подворья – корова «Зорька». В день эта красавица дает до 20 литров ароматного молока. Его хватает и подворью, и Спасо-Влахернскому монастырю, и местным жителям. Еще в подворье есть куры, утки, которые в благодарность за заботу регулярно приносят яички. Изредка в подворье Покровской церкви приезжает настоятельница Спасо-Влахернского монастыря матушка Александра (Балабанова) справиться, как идут дела. Она была назначена на эту должность в декабре 2008 года. Трудами и заботами благодетеля Покровского храма в подворье идут восстановительные работы. Богослужения в церкви проводятся регулярно по воскресным и праздничным дням.
К 20-м годам прошлого столетия в селе Новокарцево Обольяновской волости проживало 263 человека. О том, что барская усадьба находилась по соседству с белокаменным Покровским храмом, говорят несколько обстоятельств. Во-первых, до сих пор местные жители находят в своих огородах большое количество старого битого кирпича. Усадебный комплекс, в который входили усадебный дом, хозяйственные постройки, конюшни, был выполнен, скорее всего, из кирпича, который делали на кирпичном заводе в селе Языково. Ну а во-вторых, здесь сохранилось несколько старинных прудов, которые так любили возводить помещики. У прудов в Новокарцеве были даже свои названия – Красный и Белый. Вот что рассказала об этих названиях местная жительница Лидия Николаевна Архипова. Красным пруд крестьяне назвали из-за цвета крыльца барского дома, на которое частенько выходил барин полюбоваться здешними красотами. А белым – из-за того, что в нем батюшка сельского храма святил воду. Здешний помещик, по всей видимости, очень любил клены, которыми обильно была украшена усадьба. Один из кленов, которому уж точно никак не меньше ста лет, еще шумит около церкви своими могучими ветвями.
Великая Отечественная война не прошла незаметно для жителей Новокарцева. В их избах в ноябре 1941 года на постой разместились моторизованные части Вермахта. Местные жители вспоминают, как немецкие солдаты, голодные и промерзшие до костей, никак не могли отделаться от вшей. Помыться в то суровое время было негде. Оккупация села длилась около двух недель. За день до наступления советских войск немецкие солдаты сказали всем оставшимся в живых старикам, женщинам брать с собой детей, пожитки и уходить в лес. Через 12 часов здесь должен был начаться кровавый бой.
После войны жизнь возвращалась медленно, но верно в прежнее русло, в деревню с фронта приходили уцелевшие мужчины. В соседнем селе Подъячево образовался колхоз «Арбузово». Построили несколько животноводческих ферм, завезли коров. В хозяйстве работали крестьяне почти всех близлежащих деревень. Всю свою жизнь предприятию посвятила Мария Матвеевна Медникова. Работала дояркой, бригадиром звена. Стадо составляло тогда 1200 голов. Колхоз давал возможность заработать на жизнь и обеспечить семью всем необходимым. Но всему хорошему когда-нибудь приходит конец. Особенно в России. После перестройки государство объявило бойкот сельскому хозяйству – совхоз «Арбузово» быстро превратился из процветающего предприятия в банкрота. Колхозные поля заросли травой, а дружный и работоспособный коллектив развалился. За 40 лет добросовестного труда в совхозе «Арбузово» Мария Матвеевна Медникова заработала пенсию в размере двух тысяч трехсот рублей и пай – 4 га земли. Такие паи по дешевке за 10 тысяч рублей скупают у пенсионеров деловитые предприниматели. Для сравнения – одна сотка земли в Новокарцеве стоила в 2004 году 600-700 долларов. Теперь вокруг Новокарцева растут не картошка и капуста, а дачные поселки. Земля нынче в цене, да и жить на ней становится все моднее.
Зоя Николаевна Архипова – дмитровчанка, живет в городе, но деревенская жизнь ей ближе и роднее. Ее старенький деревенский домишко, где родилась и выросла, покосился, но еще живой. На летние месяцы Архиповы приезжают в Новокарцево чтобы отдохнуть, поработать на грядках. Все бы ничего, – говорит Зоя Николаевна, – да сороки «всю малину портят». Эти наглые пернатые разоряют гнезда мелких птиц. Во времена Советского Союза охотники отрабатывали свои трудодни в охотобществах  весьма своеобразно – нужно было принести председателю несколько вороньих или сорочьих лапок. Охотобщества, таким образом, боролись с этими сорными птицами. Сегодня лапки никто не сдает, потому и развелось ворон да сорок немыслимое количество. Пора снова объявлять войну пернатым.
За свой счет жители налаживают собственную жизнь в своей родной деревне: покупают насосы для водонапорной башни, меняют лампы дневного освещения, окашивают улицу, а зимой чистят дороги от снега. Выручает молодежь – кто за трактор заплатит, а кто электродвигатель найдет подешевле. Ну а пожилым людям много не надо – им нужны тишина и покой. Это самое ценное, что здесь осталось.