Сайт для всех, кто любит родную землю. При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Деревеньку» обязательна.

Личное мнение

Здесь размещены мои авторские статьи о беспределе в отечественном сельском хозяйстве, разворовывании земли сельскохозяйственного назначения, чиновничьих взятках, ущемлении прав сельчан, превращении усадебных комплексов в потешные заведения и многом другом. Выводы делайте сами.

 

 

Дауншифтеры из Москвы

 

ИГОРЬ НЕЧАЕВ - главный редактор "Деревеньки"

 

Это чудное слово все чаще появляется на газетных полосах и в блогах. Произошло оно от английского слова downshifting, означающего переключение автомобиля на более низкую передачу, а также замедление или ослабление какого-либо процесса. Сегодня этим словом называют себя люди, которые по каким-либо причинам отказываются от человеческих благ, богатства, комфорта и уезжают в села и деревни для жизни исключительно ради себя. Дауншифтеры – это жители мегаполисов, которые надышались пылью, отстоялись в пробках, поднакопили деньжат на домик в деревне и решили изменить свою жизнь. Что-то произошло в их головах. Поговорим о дауншифтерах из Москвы.

 

 

Сегодня о москвичах сложилось весьма устойчивое стереотипное мнение: это обнаглевшие, самодостаточные люди, плюющие на всех остальных свысока. Они круты, при деньгах и машинах, злы и бездушны к чужим бедам. Если есть мнение большинства, значит, на то есть объективные причины. Попробуем разобраться. Мнение о жителях мегаполиса сложилось у нас, провинциалов, проживающих в отдаленных уголках областей и районов, в вымирающих деревнях и засыпанных снегом селах. Москва и провинция – это два абсолютно разных мира, отдаляющихся друг от друга с каждым годом. Часто можно услышать от сельчан унизительные, а порой даже оскорбительные фразы. Ну, например: «Понаехали, москали!» Или: «Уматывайте в свою грязную столицу!» Неприязнь эту чаще всего объясняют завистью. Мол, провинция завидует, что у москвичей зарплаты выше, пенсии выплачивают вовремя, жизнь комфортнее, возможностей и развлечений больше. Считается также, что москвичи ассоциируются в сознании людей с понятиями «столица», «власть», «коррупция». Эта тема не могла оставить в стороне психологов и социологов. Они тут же принялись исследовать проблему. И взяли на вооружение свой главный инструмент – социологический опрос. В нем приняли участие все слои населения Подмосковья. Так вот, 52% провинциалов говорили о равнодушии москвичей к людям, самодостаточности, эгоизме, скрытности, замкнутости в своем кругу и неприязненном отношении к чужакам, нежелании вмешиваться в чужие дела. 44% упоминали наглость, высокомерие, заносчивость и самолюбие москвичей. В 41% случаев иногородние граждане отмечали деловитость, практичность, целеустремленность и напористость москвичей. Их характеризовали как смелых, решительных, упорных, много работающих, жизнестойких, готовых выживать в условиях рынка. В 25% случаев москвичи описывались как злые, нервные, беспокойные, замороченные, озабоченные, замученные и уставшие. 7% провинциалов описали москвичей как более обеспеченных. Еще 7% описали их как избалованных и привыкших к комфорту. 12% – как лучше одетых, а 17% упомянули большую образованность и информированность москвичей. Как видим, негатива во мнениях провинциалов вполне хватает.

 


Так что же портит характер москвичей? Ведь рождается человек совершенно свободным от вредных привычек. Главный аспект проблемы – жизнь в огромной толпе. Что видит москвич с самого утра? Толпу: в метро, на дорогах, в офисах и магазинах, на рынках. Чтобы не потерять себя в толпе, москвич резко дистанцируется от нее. Москвич сосредоточен на себе и самом ближайшем своем окружении. От других людей он отстранен. Он корректен, но формален в общении, не склонен принимать близко к сердцу проблемы людей и предлагать свою помощь. Дело здесь не в душевной черствости или жестокости. Речь идет о форме самосохранения. Москвич стремится укрыться от толпы иногда за стенами собственной квартиры, иногда в обществе одного-двух друзей, иногда в пределах любимого дивана. Доступ туда для посторонних запрещен. Насмотревшись за день на толпу, и натерпевшись от нее, москвич только и мечтает об одиночестве. Бетонные московские коробки сродни сети интернет, и рождают в москвичах анонимность и безнаказанность. Можно затеряться в толпе или пробках, бесследно там раствориться. В отличие от небольшого райцентра или деревни, где хамство во многих случаях тут же аукнется, москвич знает: если кто и попробует пристыдить, достаточно просто выйти из вагона или из очереди – и все канет в Лету. Можно сменить работу, бросить семью, сесть в свою машину и уехать на все четыре стороны.
Москвичи любят потреблять. Потому что имеют доступ почти ко всем благам цивилизации. Предложения высокооплачиваемой работы москвич встречает повсюду: от листовок, которые буквально насильно суют ему в руки, до специальных сайтов в Интернете. Нужно только выбрать правдивые и реальные. Москвичи имеют доступ к большему числу альтернативных источников информации, чем жители других регионов России. Они более осведомлены о событиях в политической жизни, больше знают о жизни известных людей. Но зато москвичи совершенно не знают о жизни и проблемах провинции. Все что они видят по федеральным телеканалам – криминальную хронику, шоу «Уральские пельмени» и «Дом 2».

 


Молодые москвичи менее приспособлены к жизни, чем их ровесники из-за Урала, Сибири и Дальнего Востока, больше склонны к стрессам, их нервная система неустойчивая, а организмы ослаблены. Особенно это выявляется при несении службы в армии. Кстати, во все времена (и в СССР, и в России) в армии москвичей ненавидели, издевались над ними и обидно называли москалями. Похоже, разрыв между Москвой и остальной Россией с каждым годом будет увеличиваться. Понимая, что мегаполис уже не может обеспечивать комфортную и здоровую жизнь, многие москвичи отказываются от всех благ, покупают на окраине области земельные участки и дома и, таким образом, становятся дауншифтерами. Пятая часть (20%) жителей российских городов, в том числе 17% москвичей, готовы переехать в сельскую местность при условии предоставления жилья и гарантированного дохода от фермерского хозяйства в 30 тысяч рублей в месяц. Но таких денег в наших регионах, особенно на окраинах области им вряд ли кто заплатит. Фермерское движение в России замерло, а за красивые глазки никто платить не будет. В деревне нужны крепкие руки и светлые головы. А у москвичей зачастую ни того, ни другого нет. Слишком они избалованы. Вот и получается, что большая часть московских дауншифтеров едет в деревню потреблять, пользоваться благами теперь уже сельской жизни, а не отдавать. Думаю, со мной согласятся сельчане – конфликты случаются именно с соседями из мегаполиса. Зачастую это бытовые конфликты, возникающие из-за претензий к границам участков, при подключении к инженерным коммуникациям, строительстве деревенской дороги, колодца и т.д. Как правило, москвичи покупают земельные участки, готовые коттеджи или строят недвижимость сами. В аренду землю им не дают, так у них нет местной прописки. Ну а раз земля куплена, то в их головы сразу приходят чувства барской вседозволенности. Задрав нос, новоиспеченные землевладельцы начинают подпирать соседей, «наезжать» на старост, «качать права».   
Именно в сельской местности и проявляются все те отрицательные качества москвичей, о которых я говорил выше. Но, вступая в конфликт с соседями-провинциалами, москвичи создают  себе дискомфорт и в деревне. Причем в двойном, тройном размере. Здесь уже не спрятаться в толпе. Напакостил, нагрубил, насорил – отвечать будешь перед всеми сельчанами. Безусловно, необходимо увеличивать численность наших деревень и поселков за счет приезжих (я имею в виду не таджиков, а как раз жителей других регионов и мегаполисов). Ведь согласно переписи населения, за последние 10 лет число сельских населенных пунктов уменьшилось на 8,5 тысяч. А еще 20 тысяч деревень находятся на грани исчезновения. Но, прежде чем поселяться в сельской местности и становиться дауншифтерами, москвичам нужно крепко подумать над тем, как они будут жить с соседями. И оставить все свои вредные привычки в столице нашей Родины.

Комментарии ()