Сайт для всех, кто любит родную землю. При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Деревеньку» обязательна.

Личное мнение

Здесь размещены мои авторские статьи о беспределе в отечественном сельском хозяйстве, разворовывании земли сельскохозяйственного назначения, чиновничьих взятках, ущемлении прав сельчан, превращении усадебных комплексов в потешные заведения и многом другом. Выводы делайте сами.

 

 

Не клянусь, но обещаю

 

ИГОРЬ НЕЧАЕВ - главный редактор "Деревеньки"

 

15 февраля Россия отмечает День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. В этот день страна отдает дань уважения, чествует своих сынов и дочерей. К этому событию приурочена и еще одна памятная дата – 24-я годовщина вывода советских войск из Афганистана. Одно из памятных мероприятий прошло в Куликовской средней школе. Открыли мероприятие военнослужащие срочной службы, зачитавшие Военные присяги СССР и России. Но вот что меня насторожило: современная Военная присяга России оказалась намного короче своей предшественницы. А тут еще члены Общественной палаты России предложили Госдуме, Минобороны и администрации президента изменить текст присяги, а именно заменить слово «клянусь» на «обещаю».

 

 

В тексте обращения от 21 декабря 2012 года говорится: «С учетом религиозных взглядов и национальных особенностей значительной части военнослужащих рассмотреть возможность замены в Военной присяге слов «я клянусь» на слова «я обещаю». Или это безграмотность наших властителей, не понимающих смыслового значения русских слов или предательство, измена Родине.
За последние 100 лет в России сменилось 6 версий Военной присяги. Вот какую присягу я принимал в 1988 году, будучи призванным на срочную военную службу в ряды Вооруженных сил СССР: «Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников. Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Советскому Правительству. Я всегда готов по приказу Советского Правительства выступить на защиту моей Родины – Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных Сил, я клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами. Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение советского народа».
А теперь давайте взглянем на текст современной присяги, который был принят в марте 1998 года: «Я, (фамилия, имя, отчество), торжественно присягаю на верность своему Отечеству – Российской Федерации. Клянусь свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников. Клянусь достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество!»

 


Круто, да? Текст при беглом ознакомлении сократился почти в три раза! Солдату не нужно теперь быть честным и храбрым, дисциплинированным и бдительным. Зачем теперь хранить государственную тайну? Технику и оружие беречь тоже не нужно. Да и жизнь свою отдавать некому. Теперь нужно всего лишь выполнять приказы и соблюдать Конституцию. Солдат превратился с принятием новой присяги в человека, который пришел в армию не Родину защищать, а отсидеться на казенных харчах ровно один год.
А теперь вашему вниманию предлагаю текст Присяги в русской императорской армии: «Я, нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред Святым Его Евангелием, в том, что хочу и должен ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ [Имя и отчество], Самодержцу Всероссийскому, и ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Всероссийского Престола НАСЛЕДНИКУ, верно и нелицемерно служить, не щадя живота своего, до последней капли крови, и все к Высокому ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Самодержавству, силе и власти принадлежащие права и преимущества, узаконенные и впредь узаконяемые, по крайнему разумению, силе и возможности, исполнять. ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА государства и земель Его врагов, телом и кровью, в поле и крепостях, водою и сухим путем, в баталиях, партиях, осадах и штурмах и в прочих воинских случаях храброе и сильное чинить сопротивление, и во всем стараться споспешествовать, что к ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА верной службе и пользе государственной во всяких случаях касаться может. Об ущербе же ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА интереса, вреде и убытке, как скоро о том уведаю, не токмо благовременно объявлять, но и всякими мерами отвращать и не допущать потщуся и всякую вверенную тайность крепко хранить буду, а предпоставленным надо мной начальникам во всем, что к пользе и службе Государства касаться будет, надлежащим образом чинить послушание, и всё по совести своей исправлять, и для своей корысти, свойства, дружбы и вражды против службы и присяги не поступать; от команды и знамя, где принадлежу, хотя в поле, обозе или гарнизоне, никогда не отлучаться, но за оным, пока жив, следовать буду, и во всем так себя вести и поступать, как честному, верному, послушному, храброму и расторопному (офицеру или солдату) надлежит. В чем да поможет мне Господь Бог Всемогущий. В заключение же сей моей клятвы, целую слова и крест Спасителя моего. Аминь».

 


Вот это Присяга с большой буквы! После таких слов – хоть куда! Солдат царской армии не только обещает, но и клянется перед Богом и Царем-батюшкой. Сокращение текста присяги, на мой взгляд, плохой знак. Это сродни предложению наших тупоголовых чиновников выбросить из школьной программы по литературе Лескова, Куприна и заменить их Пелевиным и Эппелем. Но члены Общественной палаты пошли еще дальше. В декабре прошлого года они вышли с предложением заменить слово «клянусь» на гламурное «обещаю». С чего бы это? Как считают ожиревшие от сытости члены палаты, это нужно сделать «с учетом религиозных взглядов и национальных особенностей значительной части военнослужащих». И это в светской стране! О боге вспомнили, о наших «южных» братьях (выходцах из среднеазиатских республик), которые теперь нам совсем не братья. Парней из Общественной палаты поддержал адвокат Анатолий Пчелинцев. Он отметил, что православные верующие могли бы по желанию заменять в тексте слово «клянусь» на «обещаю» или на «клянусь Богом». В Минобороны тоже неплохо отреагировали на предложение – генералы (или сердюковские девочки?) заявили, что готовы пойти на изменение текста присяги, если Госдума примет соответствующие поправки в закон «О воинской обязанности и военной службе». То есть, в общем-то и не против такого расклада, если главнокомандующий против не будет. А главком у нас, как известно, президент. Последнее слово за ним.
Обратите внимание на смысловое значение слова «клянусь». Если человек клянется, значит, он обязуется во что бы то, ни стало исполнить, сделать, совершить. А смысл слова «клянусь?» Обратимся к словарю Ожегова: «Обещать – внушать надежду на что-нибудь». Выходит, если солдат дал клятву и не выполнил – он клятвопреступник, достойный всеобщего презрения. А если солдат дал обещание и не выполнил – он просто необязательный человек и не более. Дал обещание Родину защищать и дезертировал с позиций – ну не получилось выполнить обещание, с кем не бывает. За невыполнение обещаний не наказывают, а за клятвопреступление зачастую казнят. Вот такая разница. То есть получается, что при замене слова «клянусь» на «обещаю» военнослужащий складывает с себя обязательства по выполнению присяги. А, следовательно, присяга теряет смысл, так как привязана к слову «клятва».
Ну и кто эти герои из Общественной палаты? С удовольствием назову их: Альтшулер, Борис Львович – президент региональной общественной организации содействия защите прав детей «Право ребёнка»; Борода, Александр Моисеевич – президент централизованной религиозной организации ортодоксального иудаизма «Федерация еврейских общин России»; Бухало, Анна Борисовна – директор Инновационного проектного офиса государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Белгородский государственный технологический университет имени В. Г. Шухова»; Сванидзе, Николай Карлович – журналист, политический обозреватель федерального государственного унитарного предприятия «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания», заведующий кафедрой журналистики Института массмедиа государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет».

Комментарии ()