Сайт для всех, кто любит родную землю. При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Деревеньку» обязательна.

Хвостатая деревня

Известный исследователь древности и страстный краевед Михаил Тихомиров так описывает деревню Хвостово в своей книге «Села и деревни Дмитровского края»: «Хвостово Каменского стана. В 1536 году принадлежала Троице-Сергиеву монастырю. В конце XVI века деревня Хвостово насчитывала 4 двора». По нынешним меркам – малюсенький населенный пункт, затерявшийся посреди холмов Клинско-Дмитровской гряды. Как правило, такие крестьянские деревеньки покупали оптом крупные помещики или монастыри. До отмены крепостного права жители купленных деревень не принадлежали себе и батрачили на своих хозяев. И лишь спустя многие годы в деревне запахло свободой. Кстати, есть интересная легенда о названии деревни. Якобы, давным-давно была здесь деревня Ивлево. Но местные разбойники так достали крестьян, что часть из них построила неподалеку новые дома. Этот аппендикс и прозвали в народе «хвостом».

 


18 ноября 1918 года в деревне Хвостово родился участник Великой Отечественной войны Иван Осипович Гордеев. На днях ему исполняется 95 лет. В связи с этой датой в деревню Хвостово пришло письмо из Кремля от президента России. Его передали Ивану Осиповичу сотрудники администрации сельского поселения Синьковское. Иван Осипович родился в крестьянской семье, работал шофером, заместителем председателя местного колхоза. Воевал за родную землю почти с самого начала: в 1941 году защищал грудью Москву, в 1945-м участвовал в штурме Берлина. Дважды ранен. Имеет много боевых наград: ордена Красной Звезды, Славы, Отечественной Войны I степени, медали «За оборону Москвы», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина». Однажды попал в окружение и после этого понял, что бог на этом свете есть. Именно он не раз спасал Ивана Гордеева от верной гибели. Сержант Гордеев никогда не гнался за званиями и наградами. Он просто честно выполнял свой долг. Сегодня он живет в стареньком бревенчатом домике на берегу деревенского пруда вместе со своей дочерью Ниной Ивановной. Мечтает съездить в баню в соседний поселок Новосиньково и хорошенько попариться, как это было много дет назад. Годы берут свое – Иван Осипович частично ослеп и оглох, с трудом передвигается. А еще отдал ветеранский автомобиль своей внучке Ильме и ждет документы на новенькую квартиру. Дожить бы до этого счастливого дня! Подрастает правнук Никита. Так что есть, для кого жить.
49 домов насчитал я в деревне Хвостово. А зимовать остаются единицы. Потому что условий для нормальной жизни здесь нет. Газовая труба проходит совсем рядом, а возможности провести ее в каждую избу нет. Люди покупают брикет, дрова, солярку и топят ими свои жилища. Каменный век! Кстати, в суровые зимы сельчане отдают за дрова 20 тысяч рублей. Беседую на обочине деревенской дороги с местной жительницей. Она откровенно рассказывает о деревенских проблемах. Недавно кто-то высыпал на дорогу строительный мусор – битый кирпич и бетон. Иначе утонули бы сельчане в грязи и лужах. Вопрос с ремонтом дороги встал в тупик из-за путаницы в ее хозяине. Часть дороги обслуживает областной автодор, а часть висит на балансе сельского поселения. Хорошо что вместе со мной приехала поздравить ветерана Ивана Осиповича Гордеева заместитель главы сельского поселения Синьковское Светлана Ролдугина. Она и ответила на вопросы озабоченных сельчан. Светлана рассказала, что деревня Хвостово попала на следующий год в программу ремонта дороги. А вот с газом – беда! Областной трест газового хозяйства решил, что к населенным пунктам, в которых проживают менее ста жителей газовую трубу подводить нецелесообразно и возложил все хлопоты на самих сельчан. В таких случаях в селах и деревнях создаются некоммерческие партнерства – его члены сами оформляют необходимые документы и за свой счет проводят все работы. Суммы получаются – астрономические! Подробнее об этом – в моей статье.

 


На всю деревню – один колодец, время от времени случаются проблемы с энергоснабжением – напряжение в сети слишком низкое. Люди совершенно отказались от пользования таксофоном, говорят, неудобно, у всех в карманах – мобильные телефоны. Для чего же тогда потратили на эту программу миллиарды бюджетных денег, лучше бы в газификацию деревень вложили! Расскажу об этом провальном проекте немного подробнее. В 2003 году был принят закон «О связи». В нем говорится, что любой житель России должен иметь возможность воспользоваться услугами связи, которые находятся от него в шаговой доступности (время в пути до таксофона без использования транспортного средства не должно было превышать один час). В каждом поселении должно быть установлено не менее одного таксофона с обеспечением бесплатного доступа к экстренным оперативным службам. За семь лет было установлено больше 148 тыс. таксофонов и более 21,5 тыс. пунктов коллективного доступа в Интернет. На ввод и обслуживание «услуги универсальной связи» в каждом населенном пункте было потрачено около 80 млрд. рублей, большая часть которой досталась компании «Ростелеком». Деньги на телефонизацию всей страны собирали ежегодно со всех операторов услуг связи – дополнительный налог составлял 1,2% с выручки. Эти деньги давали операторам, которые выигрывали по конкурсу право на установку и обслуживание таксофонов. Но потом в минсвязи посчитали, что содержание в каждом населенном пункте оранжевых таксофонов обходится государству слишком дорого – за каждого позвонившего из бюджета уходит по 35 тыс. рублей. По этому поводу министр связи Николай Никифоров даже успел поприкалываться над людьми и заявил, что проще подарить каждому iPhone, чем обсуживать таксофон. Кстати, в развитых странах сеть таксофонов успешно работала долгие годы и продолжает работать.
Нельзя сказать, что в деревне уж совсем ничего не делает местная власть. Вот в прошлом году противопожарный пруд почистили. Мусор регулярно убирают. Ветеранов не забывают. Кстати, на территории поселения проживают всего 16 участников Великой Отечественной войны, и с каждым годом их, наших героев, становится все меньше. А квартиры и машины им нужно было давать не на 95-летние юбилеи, а гораздо раньше. Чтобы пожили они после страшной войны по-человечески.