Сайт для всех, кто любит родную землю. При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Деревеньку» обязательна.

"Я люблю свою деревню..."

Земля, на которой находится деревня Аладьино сельского поселения Синьковское – древняя, монастырская. Она принадлежала много веков назад Николо-Пешношскому монастырю. Крестьяне занимались плетением корзин, изготовлением щеток и гребней. Щеточная артель просуществовала здесь вплоть до коллективизации. По состоянию на 1924 год в деревне Аладьино, которая входила в состав Рогачевской волости, проживало 449 человек.

 

Мемориал в память о погибших односельчанах

 

Во время оккупации в 1941 году Аладьино сильно не пострадало – немцы при отступлении не успели сжечь деревню. На фронт ушли почти все мужчины, многие из них не вернулись домой. В память о погибших в деревне был построен руками сельчан целый мемориал. В день празднования 70-летней годовщины Победы у подножия отремонтированного мемориала собралась вся деревня. На обелиске – несколько человек с одной фамилией: Таракановы. С фронта не вернулись отец и братья Валентина Егоровича Тараканова. Во время оккупации деревни ему было всего два года. Однажды немецкому солдату не понравилось, как заплакал ребенок и больно толкнул его. С тех пор Валентин Егорович страдает от сломанного позвонка. Время от времени он пишет стихи о жизни и родной деревне:

 

Я люблю свою деревню она на горе,
Далеко ее видать вокруг в синеве.
Хорошо у нас в деревне, вокруг леса.
Из Москвы приедут люди отдыхать сюда.
Кто по лесу прогуляться, кто позагорать,
Лучше всех в деревне летом – хорошо дышать!
Нету пыли, нету шума, яблони цветут,
А как вечер наступает, соловьи поют.
Весной дачники приедут, все в свои дома,
Огород начнут копать, зашумит земля.
А земля, родная мать, всех она вскормила
И людей на этом свете отблагодарила.
Землю надо удобрять, чтоб везде цвело,
Чтобы люди веселились, жили хорошо!

 

Во время коллективизации в Аладьине образовался колхоз «Прогресс», а в 1961 году произошло слияние мелких колхозов в совхоз «Рассвет». Хозяйство занималось и продолжает заниматься животноводством и овощеводством. Правда, от него осталась всего одна ферма. В деревне для работников «Рассвета» построили общежитие, сегодня в нем проживают всего несколько семей. Совхозные клуб, библиотека остались в прошлом, столовая разрушена. Сегодня Аладьино – это тишина и уныние, песен здесь уже никто не поет. Люди выживают, сетуют на плохое электроснабжение и кривые дороги.

 


В деревне есть водопровод, правда, работает с перебоями. Водонапорная башня покрылась ржавчиной, а глубинный насос еле справляется с перекачкой воды. Почти во всех домовладениях вырыты колодцы и пробурены скважины. А вот с газификацией – беда. Аладьино, имеющее всего несколько прописанных жителей уже многие годы не попадает в областную программу газификации. Непременным условием этой программы является количество жителей – их должно быть не менее ста человек. Еще одна проблема находится на окраине деревни. В густых зарослях иван-чая и зверобоя находится неисправная канализация, куда стекают зловонные стоки. Жить по соседству с этой канализацией некомфортно и даже опасно.
Странно, но электрики Дмитровских электросетей МОЭСК при установке новых счетчиков не заключили с жителями деревни никаких договоров. Один счетчик сгорел и чуть не стал причиной пожара в доме. В одной половине деревни энергетики старые провода ЛЭП заменили, а в другой – нет. Вообще, электроснабжением Аладьина жители крайне недовольны и намерены написать письмо на имя главы поселения Николая Зубова. А еще требуют, чтобы вернули в деревню автобусный маршрут №50 «Дмитров – Лобня». До ближайшего продуктового магазина путь неблизкий – или в Рогачеве или в Солнечногорске. Поэтому автобус – единственный способ попасть на большую землю.
В деревне два пруда. Один из них сильно зарос и требует очистки. Второй пруд люди очистили своими силами. Проехавшись по деревне, я понял, в чем проблема в резких скачках напряжения. Кое-кто из жителей строит новые дома. Зимой их отапливать только дровяной печкой или электроплитами – газа-то нет. Вот и просаживается старый трансформатор, не справляется с возросшей нагрузкой. Зато жители хвалят коммунальщиков за своевременный вывоз мусора и окашивание территории. А поля вокруг так и зарастают двухметровым борщевиком – сельское хозяйство тоже осталось в прошлом и о нем уже теперь мало кто вспоминает.