Сайт для всех, кто любит родную землю. При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Деревеньку» обязательна.

Деревни, которых нет

 

Деревни, о которых речь пойдет ниже, на самом деле есть на карте Дмитровского района. Просто они выродились, и скоро в них совсем не останется коренных жителей. Все они имели самобытную историю, которую я попытаюсь восстановить с помощью архивов, документальных свидетельств.

По дороге из Дмитрова в Костино попадается небольшая деревня Федоровское. В 1678 году это сельцо с деревнями Ярово, Митькино, Дорофейково и Маленки Повельского стана числились «за стольником Иваном Кирилловичем Нарышкиным». В роде Нарышкиных они находились до 80-х годов XVIII века. В 1680 году в Федоровском была выстроена церковь «Во имя Казанской пресвятой Богородицы». В селе: «два двора духовенства (8 человек) и 14 дворов крестьян (83 человека)». Позже деревня Федоровское входила в состав Пересветовской вотчины князей Голицыных, где во владении помещиков числилось 550 десятин земли и 73 крестьянина. Федоровское оставалось в руках Голицыных вплоть до отмены крепостного права. В 1859 году в ней было 25 дворов, где проживало 170 человек. Перед революцией 1917 года в Федоровском находилась чайная лавка. Все, что осталось сегодня от прежней колхозной жизни – полуразрушенная молочная ферма. Жителей осталось совсем мало.

Небольшая деревня Горки вместе с Труневками входила в состав Труневского поместья, которым владел князь Н.Б. Юсупов. В 1872 году в Горках было дегтярное заведение, а в 1884 году основали спиртогонное заведение. Перед революцией 1917 года в деревне насчитывался 31 двор, находились земское училище и имение В.Г. Добрякова.

В Прудцах сохранился двухэтажный дом с кирпичным первым этажом. В нем жил кустарь-галантерейщик Дмитрий Ларионович Грибков. Почти все жители деревни Прудцы ткали позументную ленту, крутили бахрому, выделывали «пухольку» - особый вид кисточки для отделки штор, портьер. В Васюкове у некоторых крестьян имелись в домах «камушни» - печи, в которых плавили стекло и делали бусы, которые потом в селе Костино на фабрике покрывали перламутром. Земля в Васюкове была плохая, урожаи низкие. Поэтому многим крестьянам приходилось заниматься извозом. В годы коллективизации в Васюкове стараниями крестьянина Семена Фофанова была организована касса крестьянского общества взаимопомощи. Сюда провели электричество, вырыли колодец. Теперь деревни Васюково нет – она умерла в конце 70-х годов прошлого столетия.

 

Большое Прокошево

 

Нынешнее селение Большое Прокошево издавна принадлежало Борисоглебскому монастырю и располагалось совсем рядышком с большим селом Костино. Деревня Прокошево впервые упоминается в исповедных книгах 1751 года, где вместе с деревней Костино значилась по ассауровскому церковному приходу: «в Костине – 20 дворов, 169 крестьян; в Прокошеве – 6 дворов, 56 крестьян». В 1764 году был принят закон о секуляризации монастырских и церковных владений, по которому они с крестьянами были переданы во владения государственной коллегии экономии. Среди них значились деревни Костино и Прокошево. В них тогда насчитывалось 35 дворов и 267 крестьян, из них 125 душ мужского пола. После этого бывшие монастырские селения Костино и Прокошево стали называться «экономическими» и вошли в состав Озерецкой экономической волости.

 

Федоровское

 

После секуляризации костинские и прокошевские крестьяне получили по закону в свое пользование почти всю землю Борисоглебского монастыря. Но в основном это был лес и кустарниковые заросли. Крестьянам из Прокошева секуляризация дала возможность подыскивать работу в городах на фабриках и заводах. Данные о росте числа дворов и количестве населения свидетельствуют о том, что крестьяне из Прокошева оседали «в своих селениях», занимаясь, наряду с сельским хозяйством, домашним кустарным промыслом. Этим промыслом стал камушный (выделка изделий, главным образом, украшений из цветного стекла). Мощный толчок развитию камушного промысла в округе дала отмена крепостного права в 1861 году и вступление России на путь капиталистического хозяйства. Во многих семьях, кроме земледелия, промыслами занималось почти 60% взрослого населения.

В 1880 году в селе Костино имелась стеклянная и бусово-пуговичная фабрики Грибкова, а в Прокошеве – Шишигина. В их руках находилось все местное камушное производство. Мужчины были заняты литьем стекла и изготовлением из него изделий, а женщины нанизывали камушки на проволоку, пробивали пуговицы, нашивали на картон. Материал брали от Шишигина с веса, сдавали так же с веса, а расчет получали с тысячи ниток. Шишигин перенес выплавку стекла в Дмитровский уезд (ранее стекло вывозилось из Санкт-Петербурга). В 1915 году в Костине была создана трудовая артель камушников, включившая в себя 20 человек кустарей – бывших рабочих Грибкова и Шишигина. Они заключили между собой договор о создании «Костинской трудовой артели по изготовлению стеклянных изделий». Старостой избрали крестьянина деревни Прокошево И.В. Шишигина, помощником – А.В. Майорова. В 1916 году артель заключила договор с Елизаветинским комитетом больных и раненых воинов на поставку изделий для армии. После создания артели основным средством к существованию оставался камушный промысел. Местный житель деревни Большое Прокошево Николай Федорович Данилов работал на стекольной фабрике стекловаром. Его мать Анна Николаевна Данилова также многие свои годы посвятила камушному промыслу. В память о ней Николай Федорович хранит бусы – нанизанный на нить искусственный жемчуг.

По сведениям Всесоюзной переписи населения 1926 года в деревне Большое Прокошево проживало 636 человек: 291 душа мужского пола и 345 душ женского пола. Сегодня едва ли наберется десяток семей, проживающих здесь постоянно. Все, выродилась деревня.